Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Безуспешная борьба духовенства с народными суевериями в Белгороде и его окрестностях в 17-18 вв.

Духовенство в этой области, как и везде на Руси, издавна стремилось к искоренению тех народных обычаев, в которых оно видело печальное наследие язычества и которые во всяком случае находило суеверными и несогласными с духом истинной веры Христовой. Еще в 1648 году жителям города Белгорода, по представлению московского патриарха, в ведении которого находился тогда Белгород по церковному управлению, дается царская грамота, которою строго внушается: "чтобы скоморохов с домрами, и с гуслями, и с волынками, и со всякими играми, и ворожей, мужиков и баб, к больным и младенцам в дом к себе не призывали, и в первый день луны и в гром на водах не купались, и с серебра по домам не умывались, и олова и воску не лили, и зернью, и картами, и лодыгами не играли, и медведей не водили, и никаких бесовских игр не творили, и на браках песней бесовских не пели, и сами не плясали, и в ладоши не били, и кулачных боев меж себя не делали, и на качелях никаких не качались, и личин (масок) на себя не накладывали, и кобылок бесовских и на свадьбах бесчинства и сквернословия не делали". Ослушников грозили бить батогами и подвергать ссылке. Те же обычаи обличает позднее - в 1676 году, в окружном послании к духовенству митрополит белогородский Мисаил, называя их также бесовскими, именно: кулачные бои, колыханье на качелях, сходбища о Рождестве Христове и до Богоявленьева дня на бесовские игры, накладывание на себя личин и платья скоморошеского, бесчинное скаканье и плескание на свадьбах, также хождение к чародеям и волхвам и призывание их к себе на дом - к малым детям и больным младенцам, отчего, по замечанию послания, многие люди, забыв Бога и православную христианскую веру, тем прелестникам скоморохам последствуя, внезапною смертию умирают и с качелей убиваются"... Окружная грамота преосвященного Досифея Любимского - в 1732 году - ко всей его пастве увеличивает счет этих обычаев еще одним, который специально и обличается в грамоте, как бесовское же дело, именно - следующим свадебным обрядом: "теща выедет навстречу (новобрачным, только что получившим церковное благословение) на вилах, кожух вывернет, нарядяся в шапку; и овсом посыпает, да еще некоторые и огонь на воротах зажигают , и чрез тот огонь нововенчанные идут и Бог весть, - с ужасом замечает архипастырь, - нет ли тут каких приговорок бабьих, или чародеяний дьявольских, что весьма в правоверных христианах срамно и богопротивно".

Знаменитый в истории белогородской иерархии ревнитель благочестия Иоасаф Горленко (1748-1754) пополняет этот, уже довольно сложный, индекс запрещенных обычаев еще некоторыми другими, доселе ускользавшими, по-видимому, от иераршей цензуры, между прочим - и вечерницами, подводя их также, прямо и решительно, под категорию идолопоклонства. "Усмотрено во многих городах и селах - писал он в наставлении духовенству от 10 ноября 1750 года, - что народ, языческого празднования и идолослужения следы храня, делает колыськи, называемые рели, и в недели св. Пасхи, в день святых апостолов Петра и Павла, на них качаются такожь в неделе св. Троицы празднует бесовский праздник березы, и в день св. Иоанна Предтечи - купала и вечерницы, и песни скверные; все же следы идолопоклонства празднует народ от неразумия своего, а священники, по званию своего пастырства, того им не возбраняют". Обличая священников за такое нерадение их к исполнению своего долга, преосвященный строго предписывает им учить народ, "чтобы в приходах идолопоклоннические жертвы не праздновались, как то: колыски, называемые рели, березы, купала, вечерницы и клики".

По призыву архипастыря духовенство ревностно ополчилось на истребление следов идолопоклонства. Как именно понимало оно в этом случае и исполняло свой долг и как отвечал народ на пастырскую ревность вразумить его насчет неразумного чествования игрищами беса, - об этом понятие может дать следующее доношение, в 1750 году, священника Потапа, харьковского уезда, городка Ольшанной, воскресенской церкви, в харьковское духовное правление.

"Сего 750 года ноября 6 дня указ Ея И. В. из консистории мною получен, в котором, между прочим, в 8 пункте о искоренении языческих идолослужений следов изображено; а понеже в моем приходе у девицы Ксении Олейниковой вечерницы собирались, то я по должности своей оную девицу о несобирании оных вечерниц персонально и чрез нарочно посланных многажды увещевал, и городка Ольшанной сотнику Ивану Ковалевскому, дабы запретил оной девице в свою избу вечерницы собирать, я докладывал; но оная девица Ксения как моего совета, так и сотникова запрещения не слушала: того ради я, по должности моей, сего декабря 26 дня причетников из онаго собрания молодцов и девок разогнать послал, что и учинено; и сего же декабря 27 дня, будучи мне у вышепомянутого сотника Ивана Ковалевского, неведомо с какого умысла, харьковского полку подпрапорный Василий Самородский , напав на меня нахально, без всякой моей пред ним винности, матерно бранил и поносил скверными словами и к грудям моим с тростию прискакивал и в глаза и по главе ударить замерялся, сказуя: "на что ты вечерницы разгоняешь?", - и ежели бы я от его злого намерения под стол не схоронился, то мне главу бы разбил, или глаза бы выткнул, отчего мне учинилось немалое бесчестие и впредь во исполнении указов опасность; того ради харьковское духовное правление покорно прошу сие мое доношение принять и впредь для ведома записать".

(По статье профессора А. С. Лебедева из журнала "Киевская старина" за 1890 г.)

 

 

RxYm7DH8fw8

Мы Вконтакте

Друзья сайта

Антивирус 360 Total Security Premium

Фаза Луны