Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

Центральной фигурой северно-русских узоров является изображение женщины. Ее отношение к окружающему внешнему миру выражается положением рук, которые то лежат у нее на бедрах, придавая фигуре величественное спокойствие, то поднимаются кверху, ясно выражая ее молитвенное отношение к чему-то высшему или совершенно невидимому или видимому в форме сияющего диска солнца; то эти приподнятые руки держат птиц и другие символы светил небесных (рис. 1 и 2); то они опускаются вниз и держат поводья коней, на которых восседают всадники, обыкновенно молитвенно простирающие длани к женщине и - нередко попирающие конскими ногами «изображения маленьких людей и рыб (рис. 3, 4 и 5).
C фигурою древа женщина связывается как бы органически, неразрывно (рис. 7, 8); иногда она срастается с ним, а иногда заменяется, как определенно выраженным символом, перед которым, как перед нею самою, молитвенно предстоят важные всадники. Иногда она стоит в храме, наполненном знаками всех светил небесных: и солнца, и луны, и звезд, и пред ее могущественною фигурою предстоят оба всадника (рис. 12). Иногда она сама представляет храм, внутри которого стоит ее статуя — кумир, а справа и слева находятся оба всадника, высоко поднимающие длани кверху, выражая жесты адорации (молитвенного благоговения) (рис. 13); за всадниками стоит по одному дереву.
Иногда она стоит, держа бразды правления двух всадников, на тверди, покрытой знаками светил небесных, под которыми произрастает пышное древо, и рядом стоит великолепный храм, а в нем молящиеся люди, адоративно поднимающие руки к ней— женщине небесной сферы (рис. 14). Иногда, наконец, рисуется могучее пышное древо, наполненное символами светил небесных; справа и слева от него, у корня, стоят жар-птицы с солнечными символами на спине, а за птицами возвышаются красивые храмы (рис. 15).
Есть удивительные изображения, где женщина стоит в небесных сферах с жестом адорации пред великим светилом солнца, а пред нею предстоят небесные, очевидно, посвященные ей неземные кони, так как под ногами их свастические знаки. Внизу той же картины возвышается алтарь с возложенною на него головою быка и предстоящими пред ним, уготовленными для жертвы или трапезы ей, двумя оленями (рис. 16). Это—этимастия, уготованная для великой женщины. Наконец, имеется изображение алтаря, сооруженного не на земле, а в небесных сферах, отмеченных драконами и знаками небесных светил. Из стен алтаря произрастают ветви древа, а на крышке пылает огонь. Перед алтарем стоят всадники на конях, покрытых спастическими знаками и попирающих ногами фигуры малых людей (рис. 17). Всюду особое, вполне привеллегированное положение женщины и сопровождающие ее символы неба и светил, моление пред нею великих и малых людей ясно указывают на то, что пред нами не простая женщина, а богиня, царица неба и земли. А это объясняет, почему для нее возводятся жертвенники, храмы с поставленными в них, очевидно, с ее же изображениями, с ее же кумирами. Не трудно также решить вопрос о значении постоянно сопутствующего и часто замещающего богиню древа: это, очевидно, есть древо жизни, и если богиня так тесно связывается с ним, то, значит, в народном представлении, она сама есть начало жизни, мать всего сущего. Ей, как таковой, принадлежат все стихии: воздух, вода и земля.
Особое значение имеют кони и некоторых сопутствующих богине великих всадников, так как и они покрываются свастическими знаками, символизирующими светила небесные, а это указывает на их причастность к небесной жизни. Само собою разумеется, что и всадники, изображенные на этих конях, не являются существами земными, а являются существами небесными. Это—боги, но боги подчиненные великой богине - царице небесной, к которой они возносят свои моления, так как власть их и сила в ее руках, что наглядно представляется тем что поводья (бразды правления) коней их находятся в руках богини. Неотмеченные небесными символами существа не боги, а люди, но люди непростые, а квалифицированные; а таковыми могут быть цари—владыки земные, получающие милостию божиею свою власть. Некоторые из этих всадников молитвенно простирают руку к богине, а некоторые возносят эту руку кверху с предметом, напоминающим сосуд (рис. 5). Если все это действительно так, то пред нами открывается народное сознание о божественном происхождении власти, предупредившее христианскую доктрину— „несть власть, аще не от бога“. Сознание, с исторической точки зрения, чрезвычайно интересное и важное. Что касается второстепенных человеческих фигур, изображаемых в уменьшенном масштабе и стоящих, обыкновенно, в некотором отдалении, то в них можно узнать жрецов и в особенности жриц богини, а также и других поклонников и обожателей ее (рис. 6). Итак, пред нами открывается замечательный по своему стройному и величественному содержанию культ „царицы небесной“, имя которой забыто русскими, так как, повидимому, целиком перенесено на христианскую „Царицу Небесную". Эта великая русская языческая богиня, однако, не представляется наивысшим автократным существом: иначе она молитвенно не возносила бы своих дланей кверху. Очевидно, в русском народном сознании, над великою матерью всего сущего возвышалось такое необъятное божество, изобразить которое отказывалось народное творчество, выражая лишь иногда его светлую природу сияющим диском солнца, возвышающимся над головою великой богини (рис. 2 и 16).
= Городцов В.А. Дако-сарматские религиозные элементы в русском народном творчестве. М., Труды ГИМ, Выпуск I, 1926г =

SEdiAWok3PM

Мы Вконтакте

Друзья сайта

Антивирус 360 Total Security Premium

Фаза Луны